Горячие новости
Домой / Лирика / Чашечка горького кофе с примесью секса

Чашечка горького кофе с примесью секса

… «Мариночка! Солнышко! – громко позвал жену Игорь Петрович. — Если можно, принеси мне кофе. Только покрепче, как я люблю!»…

…Игорь, высокий и видный мужчина, давно прикованный к постели. Ноги его парализованы, и по дому он передвигается в инвалидной коляске. Два года назад он попал в аварию. Это случилось аккурат после пятидесятилетнего юбилея, который он отмечал в ресторане.
Там и познакомился с Мариной…

…Банкет удался на славу. Весь цвет местного бизнеса приехал поздравить юбиляра. Директора банков, фирм, знакомые и друзья — все хотели выразить уважение главе корпорации «Экономикс», бизнесмену и просто хорошему человеку Игорю Петровичу Коломийцеву.

Изящно сервированные столы ломились от вин и деликатесов. Огромные букеты цветов ошеломляли гостей яркостью красок и удивительным запахом.
Игорь Петрович подошел к микрофону и обратился к гостям с речью.
Обежав глазами толпу, сразу обратил внимание на красивую рыжеволосую девушку, сидящую недалеко от сцены. Игорь улыбнулся ей и продолжил речь, уже не сводя с нее глаз.
…Красавица сидела с подружкой и откровенно строила ему глазки. Марина (так ее звали) была дочерью служащего корпорации «Экономикс» и моложе Игоря на двадцать лет.…

Юбиляр, пользуясь отсутствием жены, (она не приехала на банкет из-за болезни) пригласил Марину танцевать. И с этого момента закрутился их бурный роман.…
Во время танца Марина чувственно прижималась к нему. Изредка, с наигранной скромностью поднимала на него синие, сильно подведенные глаза.
И в ее глазах было восхищение, страсть и желание…

Игорь потерял голову от насмешливого взгляда, копны огненных волос, стройной талии и полных ярких губ. Аромат духов дурманил и кружил его седую голову.
Через полчаса влюбленные «по-английски» исчезли из ресторана, сели в серебристый «Мерседес» Игоря и скоро очутились в двухкомнатной квартирке Марины на окраине города.

Эта ночь окончательно поставила точку в отношениях Игоря Петровича с женой Лизой,с которой у них было двое совместных детей. Немолодой мужчина влюбился как мальчишка, сжигая все мосты. Они крепко выпили тогда, и Игорь совершил главную ошибку в жизни, усевшись пьяным за руль.
Возвращаясь от Марины, Игорь Петрович не справился с управлением, и его «Мерседес» вылетел с трассы на резком повороте и врезался в дерево.

… Было около пяти утра.
На пустынной трассе Игорь сидел за рулем раскуроченной дымящейся машины, и временами терял сознание, на минуты приходя в себя. Кровь текла по лицу, разбитому от удара о стекло и заливала теплыми струйками глаза. Он испугался, что у него перебит позвоночник.

С огромными усилиями, подтягиваясь на руках, он выбрался из автомобиля и почувствовал, как нечеловеческая боль раздирает спину.
Он полз на локтях по высокой траве и до боли закусывал губы, чтобы удержаться от крика.

Когда он был возле трассы, сзади послышался взрыв. Повернув голову, Игорь увидел, что красавец — «Мерседес», его гордость и предмет зависти друзей, пылает как факел. Вдалеке показался красный автомобиль. Игорь застонал и опять потерял сознание…

В окне сияло яркое летнее солнце. Игорь открыл глаза и с удивлением увидел собственное тело, окутанное бинтами.
Он лежал в небольшой, но уютной больничной палате. На тумбочке в хрустальной вазе стояли свежесрезанные красные тюльпаны.

В дверь постучали. Зашел пожилой доктор в белом халате и очках, и сопровождающая его медсестра с обходным журналом.
— Здравствуйте, Игорь Петрович! Меня зовут — Александр Борисович. Как вы себя чувствуете, уважаемый?
— Здравствуйте! Откуда вы знаете, как меня зовут?
— Ну во-первых: после аварии вас доставили сюда одетым, а когда переодевали, то нашли в пиджаке документы. А во-вторых: город у нас, как вы знаете, «большая деревня», и вас многие знают в лицо.
И, еще, дорогой мой, заберите-ка ваш бумажник. Я думаю, он вам еще пригодится, лечение у нас увы, не бесплатное.
А теперь о главном: я не буду вас обнадеживать о состоянии вашего здоровья, так как прогнозировать результат – это неблагодарное занятие.
Увы, ваше положение серьезно. Возможно, потребуется операция. Но, в нашей клинике нет специалистов такого класса, и их придется приглашать из другого региона. Работа их стоит дорого, но у нас с вами нет другого выхода…
У вас есть какие-нибудь пожелания? Может сообщить о случившемся вашим близким?

— Благодарю вас. Дайте, если можно, мобильный телефон…

В тот же день в палату прибежала Марина. Она была взволнована, плакала, говорила, что «она во всем виновата» и не нужно было позволять ему садиться за руль. Они долго разговаривали обо всем на свете, и во время беседы не сводили друг с друга влюбленных глаз. Время, казалось, остановилось для них. Ничего не замечая, они проболтали около часа, пока их не прервала дежурная медсестра. Уходя из палаты, Марина оставила большой пакет с фруктами и соками.

Мари, (так он стал ее называть) приходила каждый день. Познакомилась со всеми врачами и медсестрами, заботливо взбивала подушку под его головой и шутила, чтобы отвлечь от плохих мыслей. Иногда она брала его руку, прижимала к груди и смотрела на него глазами, полными слез.
Игорь утешал ее и говорил, что обязательно поправится…

Лиза (жена Игоря) узнала об этих посещениях (может, ей об этом рассказали медсестры) и один раз пришла к нему в палату, чтобы устроить скандал.

Скандала не получилось, и, когда страсти утихли, супруги совместно решили, что Лизе с детьми достанется большая квартира в центре города, а Игорю – загородный дом…

Жена так и не смогла простить Игорю Петровичу измены, и больше не приходила. Дети тоже не навещали отца, хотя Игорь несколько раз звонил им. Несколько раз его проведали сослуживцы, жалея своего неплохого начальника, попавшего в беду…

Однажды Марина пришла неожиданно. Было очень рано, около шести утра, но она ворвалась в палату, как вихрь. Игорь удивленно посмотрел на нее и улыбнулся.

— Что с тобой, детка?
— Я всю ночь не сомкнула глаз! Я переживала! У меня нехорошие предчувствия!
— Успокойся! У меня все хорошо.
— Нет! Нет! Я чувствую, чувствую! – она зарыдала, смеясь сквозь слезы. У нее начиналась истерика.
— Успокойся! Выпей воды, — Игорь потянулся за минералкой.
Марина понемногу приходила в себя и платком вытирала размазанную тушь. Рука ее слегка дрожала, когда она взяла стакан с водой.
— Все. Уже не плачу, — сквозь слезы улыбнулась Марина, — не злись на меня, я ухожу…

В палату забежала медсестра.
— Кто вас сюда пустил, женщина? Как вы прошли? Немедленно уходите!
— Не волнуйтесь, девушка! – успокаивал Игорь, — она уже уходит.
« Не переживай обо мне, — шепнул он уходящей Марине, — все будет хорошо»…

На следующий день ему сделали операцию. Хотя операцию делали опытные хирурги, но, видимо, что-то не сошлось, и Игорю сообщили, что он никогда не будет ходить.
В тот же день прибежала Марина.
Когда она узнала о результате операции, у нее хлынули слезы. Она сказала, что недаром у нее были предчувствия и женщины редко ошибаются.

Они долго молчали, и Игорь, внезапно для себя, сделал ей предложение. Марина сначала растерялась, а потом сказала, что согласна.
Может из чувства вины перед Игорем, а может по другой причине.

На следующий день прямо в палате нотариус оформил брачный контракт…

Марина переехала в загородный дом к Игорю, и стала полноправной хозяйкой. Дом был двухэтажным, и для его обслуживания нужен был большой штат прислуги: горничная, повар, садовник, два охранника и водитель.
После переезда, Марина затеяла ремонт, по причине того, что дом (как ей казалось), выглядит несовременно. Ремонт отнимал много времени и денег, и Марина забывала навещать Игоря.

…Через некоторое время Игоря выписали и он вернулся домой. Дома был жуткий беспорядок. Мебель была накрыта чехлами, а по дому разгуливала бригада строителей, с любопытством заглядывающая по углам. Работяги ничего не делали и целыми днями играли в карты, уютно устроившись на полу в гостиной и попивая холодное пивко. Для наблюдения за ходом работ, Марина оставила одного охранника (который на второй день куда-то исчез) и служанку Полину, которая сидела в своей комнате и почти не выходила.

… Игоря привезли из больницы, и он лежал на носилках с колесиками перед испуганной Полиной, выскочившей открыть дверь. Санитары держали носилки за ручки, и без их помощи Игорь не смог бы подняться на крыльцо.

— Здравствуй, Полечка, – улыбнулся Игорь, — может, ты позволишь мне пройти?
Когда его занесли в прихожую, он был поражен царящим беспорядком. Всюду стояли банки с краской, тазы с засохшим штукатурным раствором и пустые ведра…
— А где Марина? Её нет?
— А она живет в гостинице, — сообщила Поля, — Мариночка сказала, что у нее аллергия на краску. Давайте я ей позвоню! Она телефон оставила…

Игорь лежал у себя в спальне и иногда выезжал на инвалидной коляске посмотреть, как работают строители. Работяги, почувствовав появление хозяина, стали работать быстрее. Ремонт скоро был закончен и Марина переехала в особняк.

Отношение Марины к Игорю Петровичу постепенно изменилось после его возвращения из больницы. Трудно сказать, что послужило поводом для этой перемены. Марина стала ему грубить, часто закатывала истерики и перешла жить в другую комнату. Возможно, причиной такого поведения была чрезмерная влюбчивость молодой женщины.

Она часто увлекалась другими мужиками. Иногда «героем ее романа» мог стать ведущий телепередачи, иногда боксер или артист кино. Причина этих увлечений была непонятна и самой Марине.

Корни ее гиперсексуальности тянулись из юности, когда она до беспамятства влюбилась в школьного учителя физкультуры. Ей было всего двенадцать лет. Она сильно переживала, что преподаватель ее не замечает, и пыталась всеми доступными средствами привлечь внимание. Это были недозволенные приёмы для девочки ее возраста.

Марина не останавливалась ни перед чем, чтобы добиться внимания, пока возмущенный преподаватель не побеседовал с ней на повышенных тонах. После этого Марина немного успокоилась, пока не нашла новый предмет для обожания…

Игорь стал замечать охлаждение Марины, и то, что их отношения перестали быть отношениями любящих супругов. Он был умным человеком и все понимал. Понимал, что не нужен ей; осознавал, что совершил ошибку, понимал — и по — своему любил ее, стараясь не замечать ее флирта с другими мужчинами.

Марина же, все чаще переходила границы моральных и этических норм, и крутила любовные романы, не брезгуя охранниками и водителем. В последнее время она совсем потеряла стыд, и устраивала оргии в своей спальне.

Игорь долго не мог уснуть, слыша смех и визг, доносящиеся из комнаты жены. Он, крепко до боли, сжимал зубы, представляя ее с другим. В душе росла ненависть, и отвращение к женщине, втоптавшей в грязь его любовь.

Он жалел, что ради нее бросил семью. Иногда ему хотелось перерезать вены или принять яд. Но его останавливала мысль, что все, что он заработал и что могло достаться его детям, перейдет к этой …
В последнее время, он даже в мыслях не называл ее по имени.
Мысли были страшными и он сам пугался их. Тогда он …

Марина, в отличие от Игоря, не переживала охлаждение их отношений. После бурной ночи проведенной с Артуром (так звали молодого альфонса, которого она накануне подцепила в ресторане) у нее зверски болела голова. Не следовало вчера мешать шампанское с водкой — иногда этот «коктейль» отторгается организмом, и наутро вызывает нестерпимую головную боль….

В ее постели спал «жиголо», с которым они вчера познакомились. Он развалился поперек кровати и храпел, как сантехник. В воздухе стояла смесь из запахов перегара, одеколона и грязных носков.
« Какая ерунда, — думала Марина, — я еще молода и хороша собой. Почему ко мне липнут всякие мерзавцы? Я не могу себе найти нормального мужика?! А еще этот инвалид, Игорь! Зачем он мне? Выносить горшки? Я не няня! Я еще могу полюбить другого, соответствующего мне по возрасту. Тем более я богата, и могу позволить себе многие капризы. Но, я подозреваю, он начал догадываться о моих мыслях, потому что как-то странно смотрит в последнее время. Неужели он…»

« Марина! – послышался голос Игоря Петровича (их спальни находились напротив). — Если можно, принеси мне чашечку крепкого кофе»…
«Кофе тебе, — буркнула Марина, — я служанка что-ли?! Почему я должна приносить тебе кофе? Как ты надоел!»
Эти слова прозвучали вполголоса. А вслух она пропела: « Да, дорогой! Конечно, я сейчас все принесу!»

Она накинула халатик на голое тело и заскочила на кухню. Сварила крепкий кофе, налила в чашку и, оглянувшись по сторонам, достала из кармана маленький белый пакетик. Перекрестилась: « Прости, господи, душу грешную!» и высыпала содержимое в чашку с ароматным напитком. Затем размешала ложечкой и, нацепив на лицо ослепительную улыбку, понесла в спальню Игоря…

— Это я! Несу кофе!
— А я уже заждался, — улыбнулся Игорь, — где, думаю, моя дорогая? Как спала?

Он сюсюкал с ней, как с маленькой девочкой. Словно в первую ночь знакомства…
— Поставь, пожалуйста, чашку на тумбочку!
— Ты можешь выпить кофе, пока он горячий, — улыбнулась Марина, — его пьют с пылу с жару, пока он не растерял аромат!
— Ты права, как всегда! Подойди ближе, я хочу поцеловать мою девочку!

Марина наклонилась и, рассыпав прядь волос, нехотя, подставила щеку для поцелуя. Игорь, продолжая улыбаться, взял ее за голову и резким рывком сильных рук свернул по часовой стрелке. Хрустнули позвонки.

Марина вскрикнула, но Игорь повалил ее на себя, и с ненавистью продолжал душить. Она была уже мертва, а он все никак не мог остановиться. Потом начал злобно бить труп по щекам. Наконец, тело ее вздрогнуло и затихло.

Игорь Петрович вытер вспотевший лоб и безумными глазами посмотрел на дело своих рук. Затем плюнул в лицо покойницы, протянул руку к тумбочке и взял телефонную трубку.
— Алло! Милиция? Приезжайте. Я только убил человека.
Его била нервная дрожь и в горле пересохло.

Он сдвинул тело убитой в сторону и потянулся за чашкой остывающего кофе…

О нас admin

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong> <img src="" alt="" class="" width="" height="">

WP-SpamFree by Pole Position Marketing

//humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif