Горячие новости
Домой / Лирика / Как убили Чарли

Как убили Чарли

смерть чарли фото

 Ты не бросай в собаку камень,
Пусть это лишь бездомный пес,
Но он и так до боли ранен,
Хоть и не знает горьких слез…

Осень вступила в законные права. Тянутся и гнетут ее серые дни. По утрам лишь карканье ворон терзает души прохожим. В ошалелых криках птиц — тревога, предчувствие холодов и прощание с летом.
Пуст и безмолвен парк с вычурными силуэтами скамеек и фонарей. Окружающие хрущёвки глядят во двор слепыми глазницами стекол. А в зеркальных осколках луж — сизое небо да обрывки туч, гонимых ветром…

В доме возле парка живет Старик. Его жена умерла несколько лет назад от рака. Дети разъехались по другим городам и почти не пишут. Поздравительные открытки они присылают отцу лишь для приличия. Вечерами он достает эти яркие образцы полиграфии и поглаживает тонкими сморщенными пальцами. Открытки скрашивают досуг этого человека и заставляют вспоминать о днях, наполненных счастьем и детским смехом.

Старость приходит внезапно, и сопровождается болезнями и сварливым характером. Осень обостряет эти качества, и в душе пожилых людей просыпается тоска.

Но Старику грех жаловаться. Он не одинок. У него есть друг, старенький, как и он, терьер Чарли. Старик назвал его в честь давно умершего комика Чарли Чаплина. Пес не такой веселый, как его знаменитый тезка. Собачий век недолог, и десять лет часто являются роковыми для собаки.
Чарли любит дремать на коврике и смотреть умными глазами на хозяина, прислушиваясь к словам.

Старик часто говорит с собакой. Они обсуждают новости, шутят и, даже, иногда спорят.

Неважно, что пес не умеет говорить. Старику кажется, что Чарли понимает его и смеется над его удачными шутками.
Иногда друзья идут гулять в парк. Когда холодно Старик надевает на собаку красный жилетик, а сам набрасывает брезентовый дождевик. В парке пожилой человек садится на любимую скамейку возле зарослей сиреневых кустов. Чарли в это время деловито обнюхивает территорию и ставит собачьи метки.

Случается, что в парк выходят соседи с собаками, и тогда у наших друзей наступает праздник. Люди и животные быстро находят общий язык. К сожалению — ненадолго. И когда новые знакомые уходят, старики снова остаются одни…

В это утро Старик и собака рано вышли на улицу. В парке никого не было, лишь дворничиха сметала в кучу упавшие листья. Старик уселся на лавочку и достал газету. В это время на соседнюю лавочку уселись двое парней и достали бутылку водки с закуской. Скоро они захмелели и завели бессвязный разговор. Один из них исчез, но скоро появился, неся еще одну бутылку. Ребята умели пить, и были профессионалами в этой спортивной категории. Вторая поллитра тоже быстро закончилась.

Со стороны загулявшей лавочки все чаще раздавалось жеребячье ржание. Наверное приятели пересказывали друг другу походный набор анекдотов.
Чарли, уставший бегать по кустам, приблизился к выпивохам и уселся рядом, с любопытством разглядывая алкашей добрыми глазками.

— Ну, чего вылупился, мохнорылый? — заплетающимся языком молвил один из приятелей, – выпить хочешь? Давай, беги за пузырем, мы подождем!

Он глупо рассмеялся, восхищаясь собственным остроумием.

— У него денег нет, – добавил второй, – он на шару любит. Что, шерстяной, башка трещит с бадуна? Ладно, налью пятьдесят грамм для почину.

Он приподнялся с лавочки и попытался схватить собаку. Чарли отскочил в сторону и залаял.

Алкаш пошатнулся и, не совладав с земным притяжением, упал на асфальт.

— Эй, ребята! Не трогайте собаку! Что она вам сделала? – привстал Старик.
— А, это твоя дворняжка, старый хрыч?! – ухмыльнулся вставший с земли алкаш. Руки его были в крови. – Может, и ты выпить не откажешься?! Развели тут собак – ни пройти ни проехать!

Чарли забегал вокруг окосевших дружков, захлебываясь лаем. Ему не нравились пьяные.

Старик редко пил. В последний раз – это было несколько лет назад, когда в гости пришел его боевой друг. Старик был ветераном Второй мировой. На его пиджаке в шкафу было несколько медалей и орденов.

Чарли на секунду вспомнил, как однополчане сидели в тот день на кухне. На столе стояла старая кастрюлька с картошкой, серый хлеб, огурцы и пара банок консервов с невкусным запахом томата и кильки. Еще на столе стояла бутылка с прозрачным напитком. Бывшие солдаты наливали в граненые стаканчики и, морщась, пили, приговаривая: «Светлая им память!» и «Ну, дай бог, не последняя!»

Когда бутылка опустела, старики пели песни про войну. А когда гость ушел, хозяину было плохо. Он бегал в туалет, где пытался подражать рычанию льва. На следующий день, Старик окутал голову полотенцем и стал похож на индуса. Затем лег на диван и пролежал так весь день, постанывая и глотая таблетки…

Воспоминания Чарли прервал злобный вопль: «Ну, все, псина, достал! Тебе конец!»

В голову собаки полетела пустая бутылка. Удар попал в цель. Чарли завизжал и закрутился на месте. Затем упал, и его маленькое тельце забилось в конвульсиях.
Алкаш, увидев, что убил собачонку, развернулся и пошел прочь. Собутыльник последовал за ним.

Старик подошел и взял Чарли на руки. Собака была мертва. Из разбитой головы стекала теплая струйка крови, окрашивая руки хозяина в алый цвет.
Он долго смотрел на маленького друга и в его глазах блестели слезы, редкие у настоящих мужчин и бывших солдат. Руки старика сильно дрожали. Он закутал собаку в полу плаща и понес к дому.

Вечером, когда стемнело, Старик взял лопату и вышел на улицу. В руке его был белый сверток с телом Чарли. Он похоронил собачонку в палисаднике. На невысоком могильном холмике установил обломок черного гранита с надписью: «Лучшему другу Чарли, зверски убитому осенью…года. Спи спокойно».

После смерти Чарли Старик сдал. Он почти перестал есть. Долго сидел у окна, в сонном оцепенении и смотрел вдаль. Выходя в парк, до вечера сидел на скамейке и невпопад отвечал знакомым. В дрожащих руках всегда сжимал красный жилетик.
Соседи говорили, что он сходит с ума. Теперь у него часто болело сердце. Однажды случился приступ и приехала скорая. Врач прописал таблетки, но в больницу не положил, сказав: «Все в порядке, полгодика еще протянет!»

Соседка, видя его состояние, несколько раз приходила с визитом. Готовила суп из дешевой лапши и стирала бельишко. Но Старик не хотел разговаривать и смотрел пустым взглядом в стену.
Она хотела покормить его с ложечки, но челюсть старика дрожала от рыданий и суп разливался по рубашке. Растроганная соседка заплакала вместе с ним и пыталась его утешить. Но у нее не получалось. Старик упал лицом в подушку и лежал так, пока она не ушла.

В его поведении появился новый «пунктик». Он стал выходить на улицу и по вечерам. Маршрут прогулок не изменился: он по-прежнему ходил в парк и сидел на лавочке допоздна, пока не гасли фонари.

Однажды решил навестить могилку Чарли, но, увидел ее и обомлел. Гранитный обломок с надписью унесли. Могилку затоптали и сравняли с землей. Старик схватился за сердце. Это был последний удар, переполнивший чашу…

Утром в парке нашли тело пожилого мужчины в брезентовом старомодном дождевике. Он лежал на лавочке возле густых зарослей сирени. На коричневом плаще по странному капризу природы были разбросаны желтые листья. Эта композиция напоминала траурный венок. В руке покойника была зажата красная вязаная тряпочка.

За эту ночь листьев упало особенно много. Аллея была просто усыпана ими.
По этому стандартному ритуалу, деревья ежегодно прощались с весёлым и жарким летом…

Опубликовано в газете «Наша Флорида» США

Юрий Очиченко

О нас admin

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong> <img src="" alt="" class="" width="" height="">

WP-SpamFree by Pole Position Marketing

//humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif