Горячие новости
Домой / Смерть на двух ногах

Смерть на двух ногах

Это одно из моих первых произведений, опубликованных в 2010 году на Проза. ру.

Ты знаешь как выглядит смерть на двух ногах?! Ты был у нее в гостях?! Ты чувствовал прикосновение тонких костлявых пальцев?!

Лучше беги отсюда, сынок! Беги, пока не поздно…

смерть на двух ногах фото

Глава 1.

После окончания школы, я и два моих друга — Женька Сидихин и Толик Вертинский собрались возле спортплощадки, чтобы обсудить: как нам жить дальше? Под этим понятием не подразумевалось глобальное осмысление жизни. Просто мы хотели оттянуться с подружками, немного позагорать и, вообще, весело провести время на лоне природы-матери.

Я предложил турпоход на берег Днепра, кратко набросав радужные перспективы жизни в палатках. Скептик Женька раскритиковал меня и сказал, что ему не хочется служить пищей для комаров, и ежедневно давиться подгоревшим супом из концентратов.

Рассудительный Толик не стал метать в меня камни, а лишь спросил, кто еще поедет с нами. Я предложил каждому взять с собой подружку, а если таковой нет, то больше пива. На спортплощадке было жарко, и мы, долго не споря, наконец пришли к согласию.

Был вынесен вердикт: поддержать мое предложение, и собирать деньжата на предстоящий пикничок. Мы перешли в ближайший парк и уселись на лавочку, чтобы обсудить детали.

— Ты, Костян, ( это меня зовут Костя, а фамилия Гуськов) – подмигнул Жэка, — будешь кассиром. Парень ты серьезный, и за границу с бабками не сбежишь. Предлагаю: начать сбор денег в пользу голодающих Африки, не отходя от кассы.

Мы активно полезли в карманы, но собрали лишь половину суммы. Остальные деньги решили доложить в кассу завтра. Поболтав еще полчаса, мы разбежались по домам.

Я решил пригласить в поездку свою девушку Катю. Мы с ней встречаемся с восьмого класса и успели найти общие точки соприкосновения. Слава богу, мнения у нас по многим вопросах совпадают, и  мы не ссоримся. Она, в отличии от других девушек, знает, отчего на футболе всего один мяч на всех футболистов. А если и не знает, то тактично об этом помалкивает.  :-)

Придя домой, я рассказал предкам о поездке. Старики у меня современные и мне не пришлось долго убеждать, что в путешествии мы будем послушными детьми.

Папаша у меня по молодости был любителем рока и слушал « Дип Перпл», «Блек Саббат» и « Куин». Одевается он по-современному, и не осуждает молодежь за отсутствие мозгов и непохожесть на старшее поколение. Поэтому мы вполне понимаем друг друга.

Он сам предложил мне взять в поездку нашу старенькую «шестерку», при условии, что с машиной будет все в порядке. Я был не в силах сдержать поток нахлынувших  эмоций, и крепко пожал его мужественную руку.

Мама пообещала напечь нам в дорогу пирожков с картошкой, булочек с джемом, и прочих шедевров, делающих жизнь осмысленной.

После беседы со стариками, я позвонил Кате, и через несколько секунд услышал ее голосок.
— Алло, Катя? Привет!
— Привет! Это ты? А я уже хотела ложиться спать.
— Катенок, ( я так ее называю во время общения с глазу на глаз – прикольно звучит, и ей нравится). Мы тут с друзьями посовещались и решили поехать на несколько дней на пикничок, в сторону Днепра. Ты как, – не будешь против?
— Ну, в принципе: я – за! Только я  у мамы спрошу! А кто еще поедет?
— Мои друзья: Толик Вертинский и Жека Сидихин. Женька еще хочет взять свою девушку. Ты ее знаешь —  Альбина из параллельного класса.
— Знаю, знаю. Меньше всего я хотела бы видеть в поездке эту девицу — противная и зазнайка.
— Потерпи несколько дней. Можешь ее не замечать. Сделай вид, что она тебе параллельна.
— А на чем мы поедем?
— Предок  дает мне машину. Доверенность у меня есть.

В общем, Катю я уговаривал недолго, и разговор закончился тем, что она пообещала договориться с мамой о нашем путешествии.

Утром я еще раз обзвонил нашу команду и после обеда мы уже бегали по продуктовым магазинам, запасая еду для пикника. Во время поездки мы планировали, в основном, питаться в придорожных кафе и шашлычных, так как готовить самим никому не хотелось. Но, подстраховаться на всякий случай никогда не помешает.

Тем более, что из нашей команды умел готовить один я. Познания в кулинарии остальных членов нашего коллектива были на предзачаточном уровне. Редко, кто из нашей компании мог приготовить, что-то сложнее яичницы, хаотически размазанной по сковородке и картошки, обугленной в мундирах.

Поэтому, мы купили как можно больше пива в банках и двухлитровых бутылях, потому что жажда – это малоприятное состояние человеческого организма. Еще мы приобрели немного консервов, печенья, туалетной бумаги, и кетчупа, который любили все. Женька купил еще блок сигарет, так как он был единственным курящим из нашей компании. Итак: все было готово. Выезд был назначен назавтра, на восемь утра.

Утром я подъехал к нашей школе, где был назначен общий сбор, и увидел весь наш коллектив, за исключением Альбины, которая по неизвестной причине опаздывала. Мы ждали ее ровно полчаса, наконец, она появилась, заспанная и злая, как кобра на весь белый свет.

Жека буркнул в её сторону пару недовольных фраз, и услышал от нее такое, что я бы не хотел передавать в печатном виде. В общем – с горем пополам, мы выехали. Через десять минут я остановился на трассе возле заправки, и залил полный бак бензина.

В дороге настроение у всех улучшилось, и мы начали смеяться и дурачиться, вспоминая забавные школьные истории. Жека предложил ударить по пивку и полез открывать ящик. Все, кроме меня, взяли по банке и стали пить прохладный напиток (пиво всю ночь лежало в морозилке).

Я с завистью смотрел на друзей и утешал себя мыслью, что и на моей улице будет праздник. Ударив по газам, и с удовольствием смотрел на мелькающие вдоль трассы полосатые столбы.

Прошло около двадцати минут и мои друзья загрустили. Я долго не мог понять причины этого внезапного уныния, а потом внезапно до меня дошло, и я мысленно расхохотался.

Я затормозил возле симпатичной лесопосадки, и предложил выйти погулять, по принципу: «девочки – направо, мальчики – налево». Мы размежевались, и наш мужской состав побрел в сторону невысоких зарослей, у обочины.

Мы с Толяном не захотели искать красивые виды, и примостились за ближними кустиками . Лишь только Жека был неудовлетворен выбранным местом, и, бурча что-то под нос, пошел напролом, раздвигая руками заросли. Мы давно уже сделали свои дела и стояли, скучая, а Женьки все не было.

Наконец, он появился, неся в руке букет дорогих, с виду, цветов, в целлофановой упаковке с ленточками.
— Ты, что – цветы собирал? – удивился я.
— Нет. Я их взял в готовом виде.
— Где?
— Ты знаешь, где мы сейчас? Здесь, за кустами – кладбище.
— Врешь! – нам с Толиком стало не по себе.
— С чего бы я врал? Не верите – убедитесь сами! – последовал пригласительный жест в глубину рощицы.

Мы с Толиком переглянулись и пошли в указанном направлении. Жека двинул за нами. Через минуту, лесопосадка закончилась. Мы стояли на небольшой лужайке, в конце которой тянулась ветхая деревянная ограда, за которой видны были покосившиеся кресты и памятники.

— Странно, — удивился Толик, — кладбище какое-то неухоженное, наверное заброшено. Жека, а где ты взял букет?
— Да, вот здесь, – показал Женька, – на могилке.

Странно, что мы ее не заметили. В метре от нас возвышался земляной бугорок, заросший травой. В изголовье стоял небольшой мраморный памятник, в верхней части которого была фотография красивой молодой брюнетки. Надпись под фотографией гласила: « Спи, дорогая доченька, и пусть тебе снятся хорошие сны. Мама и папа». Еще ниже была надпись с фамилией, именем и отчеством девушки.

Нам запомнилось только имя. Девушку звали Кристина. Ей было двадцать пять лет.
— Жека! – тихо сказал я. —  У тебя, как – с головой? Все в порядке?!
— А что такое? – вспылил Женька.
— Тебя мама с папой не учили, что с могилок нельзя ничего брать?
— А что за это будет? Мертвячок накажет?! – рассмеялся этот балбес.
— Ну, не знаю. По-моему — этого делать нельзя.
— Да, чихать я хотел на эти предрассудки! Захочу, и, вообще, сейчас отолью на могилку. Кого тут бояться?!  А вы, герои, можете проваливать отсюда, – трусы несчастные!

— Толик, пойдем отсюда, — произнес я, — у нашего товарища конфликт с головой.  Бог с ним!  Пусть писает на могилки, пьет пиво на брудершафт с покойниками и танцует вальс с привидениями при свете луны. А мы умываем руки. Пойдем, лучше, к машине. А букет можешь подарить своей Альбине, она будет рада.

Мы развернулись и пошли к машине, слыша сзади тупое ржание Жеки, и вправду решившего полить могилку.
— Толик, — сказал я, когда мы уже возвращались назад, — тебе не показалось странным, то, что могилка этой девчонки выглядит так, будто ее не навещали лет пять. А букет совсем свежий.
— Да, это действительно странно. Может, родственники у нее такие: цветы привезли, а полоть траву не хочется. Люди разные бывают.
— Это точно, — согласился я, — люди бывают разные…

Подойдя к машине, нам пришлось выслушать поток упреков от заждавшихся девчонок. Альбина вообще не стеснялась в выражениях, и сказала нам, что в нашем возрасте рано болеть простатитом, и это удел пенсионеров. Если бы она знала, что ее ухажер способен только по полчаса отливать в посадках, то она бы в жизни с таким не поехала.

Она трещала и трещала, и мы уже хотели заткнуть ей чем нибудь рот, когда, наконец, появился Женька. Его физиономия расплывалась от счастья до ушей. Он галантно поклонился Альбине и сделал поклон, как мушкетер на королевском балу. После он вытащил из-за спины тот самый букет, и вручил его девушке.

— Вау! Какая красота! Ты где его взял? – Альбина обрадовалась как дитя, получившее погремушку.
— Это государственная тайна, – самодовольно ухмыльнулся Жека.
— Ну, спасибо! Весьма тронута.
— Ребята, — тактично вмешался я, — мы будем ехать или нет?

Наша команда с визгом запрыгнула в машину и мы поехали.

Машина уверенно мчалась по недавно асфальтированной трассе, на скорости более ста  километров в час.
Внезапно начался дождь. По стеклу забарабанили сначала редкие,  а потом все более крупные капли. Затем разразился настоящий ливень. Творилось что-то  страшное. Все небо затянуло пеленой темно – серых туч. Громовые раскаты перемежались со сверкающими молниями. Машина, будто катер, рассекала  бурлящие, покрытые пеной потоки воды.

Прежде видимая трасса из-за густой пелены дождя канула в небытие. Перед нами мелькнул дорожный  знак, на котором была изображена кровать. Это был знак мотеля. Если верить указателю, до гостиницы было двести метров.

Альбина предложила переждать  дождь, по ее наблюдениям,  он должен был скоро закончиться. Я повернул на узкое шоссе, посыпанное щебенкой,  и мы вскоре подъехали к угрюмому  двухэтажному мотелю.

С первого взгляда,  дом почему-то  вызвал  у меня ассоциации со склепом.  Строение было темно-серое, с оконными рамами, выкрашенными в черный цвет. Потом я вспомнил, что подобные дизайнерские находки я видел в зарубежном рекламном каталоге.

Здание было огорожено высоким, около двух метров, бетонным забором. Территория густо засажена соснами и походила на небольшой лесок.

Мы были встречены человеком в длинном плаще. Он выскочил навстречу из темноты и сигналил рукой, указывая место парковки лучом фонарика.

Я направил авто в указанном направлении и пришвартовался на небольшой  стоянке. Мы выскочили, и, прикрываясь клеенкой, помчались к дому. Нас встретил просторный холл, занимавший почти весь этаж. Здесь стояли мягкие кресла со столиками, и высокая барная стойка, за которой был зеркальный шкаф, уставленный бутылками.

Вышел хозяин. Представился Олегом Николаевичем. С виду — под шестьдесят, невысок, полноват,  на голове уверенная плешь, глазки напоминают щелки. Растянул в улыбке зловещие фиолетовые губы и приветливо произнес: « Добро пожаловать!»

— Здравствуйте! – солидно произнес я, – мы тут путешествуем, и случайно попали под ливень. У вас есть свободные комнаты? И, если можно, мы бы поужинали… Это возможно?

— Конечно, конечно! – элегантно изогнулся владелец этой изящной конуры. – Вы гости, а я должен исполнять ваши желания. Посетитель всегда прав – мой девиз! Что приготовить на ужин? Предлагаю отведать картофельное рагу со свининкой.  Из напитков рекомендую наливочку из клубники. Чудесный напиток: ароматный и сладкий, и алкоголя почти нет. Еще есть холодная дыня, пирожные и черный кофе или чай.

Мы, глотая слюнки, важно согласились с предложенной программой, и, влекомые горничной в убойной мини-юбке, поднялись на второй этаж. Спальня нам понравилась. Там стояли три кровати и зеркальный шкаф-купе. В номере был душ и санузел. На улицу выходило единственное окно.

Там, в кромешной тьме, шумел дождь и раскачивались под порывами шквального ветра деревья. Слышались оглушительные раскаты грома и вспыхивали ослепительные молнии. Гроза никак не унималась и, были основания, что эта свистопляска будет до утра. Мы наспех помылись под душем и спустились вниз.

Девчонки опоздали на пятнадцать минут (синьорины, видите ли, переодевались к ужину). В холле был накрыт большой стол, сервированный, на пять персон. Ужин состоялся и понравился всем присутствующим. Мы воздали должное наливочке, разрекламированной хозяином, и за столом царило веселье. Улыбающуюся служанку, которая подавала блюда, сменил Олег Николаевич. Он уютно устроился в ближайшем кресле с трубкой в зубах и оказался общительным человеком, знавшим много интересных историй.

Во время разговора, я случайно упомянул о кладбище, которое мы видели в лесу. Хозяин отеля странно изменился в лице, и стал разговаривать тише. Жека спросил его о могилке, которую мы видели за кладбищенской оградой. Николаевич сказал, что кладбище заброшено, и в последний раз там похоронили девушку, по имени Кристина. Она наложила на себя руки, а по обычаю, самоубийц хоронят за оградой. Я поинтересовался, что заставило девушку покончить с собой. Хозяин мотеля закурил трубку и начал свой рассказ. Для удобства, я буду вести повествование от его имени.

— Эта история случилась пять лет тому назад. В нашем городке жила семья моего друга Антона Сергеевича Жуковского. Он был удачливым предпринимателем, да и на семейном фронте все было хорошо. Радостью его жизни была единственная дочь, Кристина, и они с супругой души в ней не чаяли. Девушка окончила институт и работала в офисе небольшой строительной фирмы.

Все бы хорошо, только на личном фронте у нее были проблемы. Вечно ей не везло: только начала встречаться с однокурсником, а он — наркоман, то познакомилась с мужиком, и уже дело шло к свадьбе, – а он женат оказался. Наконец попался ей один, вроде хороший парень. А тут и праздник на носу – Пасха. Ну, молодежь собирается в церковь идти, всенощную стоять. А она говорит своему Вадиму: « Пойдем в церковь, там красиво, хор поет, иконы в золоте, свечи горят». А он отвечает: « Мне туда нельзя, я – в секте  состою». Она удивилась. «А что за секта такая?» А он сказал, что после расскажет. Ну, она и успокоилась.

Скоро в городке стали происходить странные вещи. На стенах домов и на витринах магазинов стали появляться круги, а в них пятиконечные звезды, перевернутые вершиной вниз. И написано было что-то про сатану. А самое страшное то, что  – надписи были сделаны красной краской, и, похоже – не краска это была, а самая настоящая кровь.

И поползли по городу слухи, что на старом кладбище, (оно тогда еще работало) стали замечать следы от костров. А вокруг: трупы кошек, собак.… И у животных глотки перерезаны, будто кровь из них выпускали. Ну, люди в городе забеспокоились. Пресса еще масла в огонь подлила: «Сборища сатанистов… демонические ритуалы, скоро, не дай бог, конечно,  детей будут убивать, чтобы крови достать для своих обрядов».

В общем: вмешалась тут милиция, кого-то  из сатанистов арестовали, и на время эта шайка затихла. А как-то раз Кристина увидела у своего Вадима на шее медальон, а на нём изображена перевернутая звезда.

Она спросила: «Ты, что – сатанист?»
А он ей: «Да!»

И не просто рядовой член секты, а был у них главным. Кристина сначала в ужасе – опять с идиотом связалась! А потом успокоилась, стала тоже интересоваться его делами.  Литературу он ей стал подбрасывать. А закончилось тем, что и она в их секту вступила.

Стали родители у нее странности замечать: перестала в церковь ходить, телевизор не смотрит, закроется у себя в комнате и сидит в наушниках, какую-то музыку слушает. А  потом бросил ее этот Вадим, и нашел себе другую девушку. А Кристина, как-то раз, осталась одна дома, залезла в ванну, да и вены себе порезала.

Когда родители домой пришли, она уже мертвая была. А на белом кафеле над ней, было написано кровью: «Мама и папа – простите меня. Я не хочу жить. Последнее мое желание: « Не отпевайте меня и не ставьте над могилой крест»…. Бедная мать Кристины, когда вернулась домой, так кричала, что на улице было слышно. А Антон Сергеевич, отец ее, сразу поседел…. Вот такие дела….

Похоронили ее на старом кладбище, так как она просила – без креста и попов.…

Но самые интересные вещи начались через неделю. Один из одноклассников девушки как-то прибежал к ее родителям и весь трясется! «Я – говорит, — сейчас на улице, вашу Кристину видел!»

Ну, родители его успокаивать: «Не может этого быть. Наша доченька в могиле. С чего ей по улицам разгуливать?» А он стоит на своем. Говорит, что не мог ошибиться. Ну, родители, конечно, не поверили, больно на сказку это было похоже. Подумали – перепутал с какой-то похожей девчонкой.

А через неделю – опять новость. Снова Кристину видели. Теперь уже, две ее школьные подружки. Родители в шоке. Взяли с собой знакомого мужика, и поехали на кладбище. Приехали – и к могилке. Смотрят: а там холмик будто разрушенный, как будто раскапывал кто. Взяли мужики лопаты и разрыли могилку. Открыли гроб – а Кристинка лежит, как живая. Только глаза закрыты. Даже румянец на щеках виден.

Родители ничего не поняли, подумали, что она живая, начали пульс у нее щупать – пульса нет. Тело холодное, как у трупа. Зеркальце приставили к ее губам – не запотело. Делать нечего, опять закопали девчонку и уехали домой.

Только с тех пор, люди стали это кладбище обходить стороной. Чудеса там продолжались: то ночью какие-то огни блуждают по могилам, то призраки по кладбищу разгуливают. Родственники усопших, если и ехали туда, так не по одному, а группами. Боялись люди. Так и забросили то кладбище. Перестали там хоронить.

— А Кристину эту больше не видели? – тихо спросила Катя.
— Больше она в городе не показывалась. Вадим, дружок ее, стал наркоманом и как-то прыгнул с крыши. Переломал себе все, что было возможно.  До больницы его довезли – там и помер. Перед смертью успел сказать: « Она поманила меня пальцем…» А о ком он это сказал, неизвестно.
— Ну, молодые люди,  — закончил он свой рассказ,  — надо ложиться спать. Время уже позднее.

— Ой! Олег Николаевич, — запрыгали девчонки, — расскажите что-нибудь еще! Время детское, да и спать не хочется совсем.
— Чего там рассказывать, — растянул в улыбке губы хозяин мотеля, — я не знаю больше историй, да и эту рассказал из уважения к вам. Да и не хорошо это: вспоминать такие вещи к ночи.

— Ну, да ладно, – расскажу последнюю байку, на ту же тему. Ходили слухи, что у Кристины – появился тайный ухажер. На ее могилке постоянно появлялся букет красивых, дорогих цветов. Кто его приносил  –  непонятно. Я уже и у Сергеевича спрашивал, может, они с женой носят – а они говорят: «Нет, букет не наш!»  И что интересно: цветы эти не вяли, а ведь лежат без воды. Вот такая история.…

— Так, ладно,ребята, пошел я спать. Да и вам рекомендую.  Больно погода подходящая.  Говорят,  что во время дождя хорошо спится.

Мы поднялись на второй этаж и разошлись по спальням. А, когда уже лежали в кроватях, очевидно, после наливки, стали мы обсуждать рассказанную нам за ужином историю.

Жека пыжился больше всех, говорил, что это все сказки и,  только очень тупые люди верят в мистику, а ему эти истории «по барабану»  и, пусть та  девка хоть в кровать к нему ложится.  Он придумает, как провести с ней время. Толик больше молчал – как-то быстро заснул. А я смотрел в окно, где не прекращалась буря, и, незаметно для себя,  отрубился тоже.

Снился мне странный сон: какая-то длинная дорога, и мы с друзьями едем на телеге, и везет нас человек, в черном плаще, с наброшенным капюшоном. Лица его не видать. А навстречу идет девушка в белом платье, а в руках букет цветов.
А когда она поравнялась с телегой, то подошла к нам и берет Женьку за руку и говорит: « А ты пойдешь со мной!» Женька не хочет, упирается, а она говорит ему мужским голосом: « Да, проснись же ты, наконец!  Костян!»

Я открыл глаза. Передо мной на корточках сидел перепуганный Жека, у которого даже в темноте лицо казалось белее мела. Он весь трусился, и показывал на окно. Я посмотрел туда и обомлел. За окном я увидел ту самую девушку, которая приснилась мне несколько минут назад. Она была в белом, простом платье, и лицо ее, все в темных пятнах, светилось голубоватым фосфоресцирующим светом.

Взгляд ее был направлен не конкретно на нас, а в пустоту. Она положила руки на стекло и передвигалась влево-вправо вдоль окна, как бы высматривая, что-то в глубине комнаты. Глаза ее горели, как у кошки. Полыхнула молния и я успел заметить еще одну особенность незнакомки. Рот ее был слегка приоткрыт, а по подбородку текла струйка жидкости, как у проголодавшегося человека.

А руки… Черт! Руки ее были наполовину разложившиеся, со следами гниения. Кое-где, мясо полностью отвалилось, и были видны локтевая и лучевая кости. Сказать, что я испугался – было все равно, что ничего не сказать. Я почувствовал, что еще немного, и, – не успею добежать до туалета.

Внезапно я понял, почему незнакомка была в белом платье.  Это не платье, стукнуло мне в голову, – это же саван (ее похоронный наряд). Покойница начала беспокойно стучать в окно. Казалось, она чего-то требует.

— Жека, ты придурок! – еле проговорил я, сквозь сжатые зубы, — она пришла за своим букетом. Я же тебе говорил – не бери ничего с могилы! Вот теперь иди к ней – разбирайся!
— Ты шутишь что ли? — прохрипел перепуганный Женька. – Я сейчас залезу под кровать.  Боже! Прости мне мои грехи, я больше никогда не буду грешить, если конечно останусь живым. Костян, ты знаешь какую-нибудь молитву?
— Знаю. Отче наш.
— Читай! Пожалуйста, читай! Я сейчас сдохну от страха!

— ОТЧЕ НАШ, ИЖЕ ЕСИ НА НЕБЕСЕХ!

ДА СВЯТИТСЯ ИМЯ ТВОЕ, ДА ПРИИДЕТ ЦАРСТВИЕ ТВОЕ!

ДА БУДЕТ ВОЛЯ ТВОЯ, ЯКО НА НЕБЕСЕХ, И НА ЗЕМЛЕ!

ХЛЕБ НАШ НАСУЩНЫЙ ДАЖДЬ НАМ ДНЕСЬ…

Дальше не помню, забыл!
— Костян, а как она достает до второго этажа, там же лестницы нет?
— Откуда я знаю, подойди и спроси у нее!
— Костян! Она исчезла! Слава богу!

Покойница действительно пропала. Мы с Жекой облегченно вздохнули.
— Ну, Жека, твое счастье! – я облегченно вытер вспотевший лоб. – Мне кажется, она приходила за своим букетом. Давай завтра, отвезем букет на место, если конечно Альбина не выбросила его в мусор.
— Да если бы только в букете было дело! —  обреченно вздохнул Женька. – Я же еще и могилку полил. Теперь мне хана. Она не простит мне этого.
— А ты, когда что-нибудь  делаешь, чем думаешь? – с сарказмом произнес я. – Теперь, друг, тебя ждут весьма нехорошие последствия. Она тебя точно достанет!

— Слушай, Костян, – это ты достал! Вместо того чтобы успокоить друга и отвлечь от плохих мыслей – ты мне лекции читаешь!

— Ладно, Жек, прости. Давай завтра по утрецу сгоняем на могилку, вернем букет, и попросишь на коленках прощения у покойницы, —  глядишь, и простит тебя Кристина.

— Дай бог, чтобы простила, а то я уже, наверное, весь седой стал. Теперь и заснуть не смогу!
— Смотри-ка, а Толян дрыхнет, как слон. Даже не проснулся. Во сон у человека!

— Счастливчик. У него железные нервы. Слушай, Костик, а может эта Кристина – ведьма?

— Трудно сказать. Понимаешь, Жека, я вот раньше ни во что не верил – ни в бога, ни в черта. Но, после сегодняшней ночи, я, пожалуй, буду каждый день даже в церковь ходить. Возраст у меня еще позволяет. Приду, покаюсь в грехах. Авось простит меня боженька. Слушай, ты знаешь, почему она смылась из-под окна? Мне кажется из-за того, что я молитву прочитал! Нечисть не любит божьего слова! А если бы не молитва – лежать бы нам сейчас с тобой, с прокушенными горлами.
— Ладно, Костян, давай попробуем заснуть. Время уже позднее.
— Давай….

Утром мы с Жекой тихо забрали проклятый букет из комнаты Альбины и, прыгнув в машину, выехали в направлении вчерашнего кладбища. Оставив машину у обочины мы пошли по еще сырой после дождя траве, направляясь к могиле Кристины.

Когда мы нашли ее; нас поразило, что могилка изменила свою форму. То, что вчера было бугорком, сегодня напоминало бесформенную кучу земли. Неужели это произошло после дождя?!

Жека положил букет под памятник и вопросительно уставился на меня.
— А что делать дальше? Может извиниться перед ней? Или прочитать молитву?
— Не знаю, не знаю! – глубокомысленно заметил я. – Поможет ли это сейчас.
Тут мы остолбенели: из-под памятника, шипя, вылезли и расползлись в разные стороны змеи.

Я не сильно в них разбираюсь, но мне показалось, что такие рептилии не должны водиться в наших краях. Уж больно экзотический был у них вид. Да и размер тоже велик, каждая была длиной около двух метров. По нашим спинам пробежало то, что мы называем словом « мурашки».

— Костян, — произнес Жека. – Это что – анаконды?
— Что ты мелешь? Какие еще анаконды?
— Да ты только посмотри на них – это же монстры какие-то из фильма ужасов. Они же …

— Пришли навестить девушку- красавицу, молодые люди?! – послышался скрипучий женский голос. – Дело хорошее. Только могилку не нужно было осквернять. Хозяйка больно строгая у нас, не любит она этого…

Мы обернулись: перед нами стояла старуха. В руке ее была зажата веревка, к которой была привязана белая коза. Старуха как старуха, а глаза как у молодой девушки. И взгляд какой-то нехороший, злой.
Мы промолчали – зачем нам было вступать в дискуссии с неизвестно откуда взявшейся бабкой.

— Одного из вас  хозяйка скоро  заберет к себе в гости.  А второму лучше домой уехать. Да и вообще, уезжать всей вашей компании надо. Плохие дела с вами произойдут! — бурчала старуха.

— Послушайте, бабушка, — еле произнес я, волнуясь. – Вы кто?

— Знать тебе этого не надобно, сопляк, ты бы лучше слушал, что тебе пожилой человек говорит.

Я стоял недалеко от старухи,  и  не мог понять, откуда на меня повеял странный запах. Нечищеных зубов, что ли?

Да, нет же. Это совсем не то. Пахло сладковатым запахом мертвечины. Это трудно с чем-либо спутать.

Странно, почему эта тетка так воняет?!  Хотя, по моим наблюдениям от пожилых людей (не от всех, конечно)  иногда доносятся, похожие ароматы.

Я начал корчить из себя Шерлока Холмса, оглядывая старушку с ног до головы.

«Внимательнее, Холмс, — мелькали в моей башке умные мысли, — зрите в корень, ищите причину этой вони!»

И тут, я с ужасом заметил, как из-под волос старухи выполз маленький белый червячок.

Такие червячки заводятся в открытых ранах, я видел их в одном боевике, по телевизору.  Но откуда взялся этот червячок на живом человеке?!

От старухиной головы внезапно отвалилась целая прядь волос.  Просто так, ни с того ни с сего.

По ее шее потекла струйка белёсого гноя, так, как стекает пот по разгоряченному лбу в жаркий день.

Я ущипнул себя за ляжку. Может у меня галлюцинации?!  Я посмотрел в сторону Женьки. Он тоже стоял, как зачарованный,  и смотрел на босые ноги старухи.
Босые ноги. Это мне не показалось странным. Босых старух в России хоть пруд пруди. А странным было то, что ее старческие конечности были в синих пятнах. И местами от костей отваливалась гниющая мерзкая плоть.

Самым страшным было то, что эти метаморфозы начались только сейчас. Я был готов поклясться на Библии, что несколько минут назад это была нормальная старуха. Без всяких признаков трупного разложения. Как говорится: « Живее всех живых!»

Что случилось с этой загадочной бабкой, я не знаю.
Я был  шокирован до мозга костей. И внезапно понял,  что сейчас самое время  «рвать когти». Очевидно та же мысль  пришла в Жекину голову, потому что он внезапно заорал, как резаный, и припустил в сторону брошенной на дороге машины.

Я тоже не стал изображать из себя героя,  и помчался следом за ним. Во время нашего панического отступления, мне несколько раз казалось, что за мной кто-то бежит,  но я был так испуган, что не нашел в себе мужества оглянуться.

Когда я выскочил на дорогу, Жека уже сидел в машине и трусился, как заяц. Он посмотрел на меня перепуганными глазами и умоляюще  прохрипел: « Давай быстрее!  Надо уезжать отсюда. Она не догонит нас. Она  старая!»

Я уселся за руль, и повернул ключ в замке зажигания.  Ноль на массу. Двигатель молчал.  Я мысленно начал молиться.
Читал тот же самый гвоздь моего небогатого репертуара « Отче Наш».  Хотите верьте,  хотите нет – машина внезапно завелась с пол-оборота.  После этого  случая я сразу стал верующим человеком. Окончательно и бесповоротно. На всю жизнь.

Я газанул, и мы помчались по шоссе, все дальше уносясь от нашего кошмара. В мою непутёвую башку  лезли богохульственные мысли.

Я внезапно вспомнил, как мой приятель по школе Витька Щукин рассказывал мне, как он играл в карты на деньги . И выиграл бешеную, по его представлениям,  сумму.  За эти деньги он купил себе новый мотоцикл китайского производства.  Ему завидовали все пацаны.

Но, самое странное в рассказанной им истории  было то, что он рассказывал, как постоянно, во время сдачи карт, читал про себя « Отче наш».  И,  карта (по его словам), пёрла к нему неимоверная.  Он не успевал загребать деньги со стола.

Я усомнился тогда в правдивости его рассказа, потому что,  по рассказам пожилых людей,  карты – это порождение дьявола и божья молитва не может помочь в таком деле.  Но, факт остается фактом,  даже если он и вызывает сомнение.

Я бессмысленно сидел за баранкой мчащейся машины и смотрел на мелькающую передо мной серую ленту дороги. Рядом со мной клацал зубами враз поумневший Жека. Штаны его вряд ли остались сухими после последних событий, но я не хотел иронизировать по этому поводу, потому что тоже не смог похвастаться собственным героизмом.

Я только обратил внимание на дергавшийся левый глаз друга. Вероятно – это был нервный тик. Во всяком случае, раньше я не замечал за ним этого.
Внезапно я остолбенел. По крыше автомобиля раздался тяжёлый удар. Как будто с размаху бросили тяжелый мешок с песком. Жека дёрнулся и перепугано посмотрел на меня.

— Что это было,  Костик? – блеющим голосом спросил он.
— Не знаю! – ответил я. – Возможно – это какая – то ветка упала на крышу.
— А, ветка, — облегченно сказал Жека. – Ну, да, — конечно же, ветка.
Он посмотрел вверх и внезапно заорал.  С крыши свесилась вниз и смотрела на нас безумными глазами голова бабки, с которой мы так волнительно пообщались на кладбище.

Она тянулась к нам своими длинными костлявыми пальцами, которые сочились какой-то белёсой жидкостью, оставлявшей на лобовом стекле потёки.
Я с перепугу прибавил газу, но в последний момент сообразил, что это не поможет нам избавиться  от мерзкой  старухи, которая решила поиграть с нами в киношные ужастики.

Мгновенно перестроившись, я сбавил газ и резко затормозил, крепко надеясь, что нежелательная пассажирка слетит с крыши и разобьет себе башку о дорогу.
Так и случилось.  Бабка слетела с крыши и пролетела несколько метров,  забавно цепляясь когтями за воздух.

Затем она неудачно приземлилась на асфальт и её вопли и проклятья были слышны, наверное, за километр отсюда.

— Дави эту стерву! – заорал приободрившийся  Жека, —  Дави её!
Я, долго не думая, опять ударил по газам,  и мой железный конь с разбегу проскакал  по корчившейся на асфальте старушке.  В зеркале заднего обзора я увидел, что то, что осталось от воинственной пенсионерки лежит бесформенной массой на асфальте и не шевелится.

— Урраааа! –  дружно заорали мы с Жекой,  и через несколько минут наша машина весело мчалась по шоссе, по направлению к отелю, где нас ждали девчонки.

— Я смотрел на мелькающую передо мной трассу и думал о превратностях судьбы,  сыгравшей с нами такую невесёлую шутку.

В зеркале я увидел обгонявшую нас иномарку и сидящую в ней молодую пару.
Увидел и обомлел.  На заднем сидении иномарки я увидел проклятую старуху, которая  весело махала нам рукой.  Видок  у бабки, конечно, был ужасный.  Все лицо её было в крови и ссадинах.  И была она очень похожа на труп. Иномарка промчалась очень быстро, мелькнула, как вихрь.

Я протёр глаза и прохрипел, повернув голову к приятелю: « Нет! Ты видел?!»

— Кого видел?  — спросил спокойный, спокойный, как дверная ручка Жека.
— Как кого?!  Старуху?!
— Какую ещё старуху? Она же осталась там, на дороге.
— Ты что ослеп?! – проорал я.  Это была она! Там! На заднем сиденьи иномарки! Она ещё ручкой мне помахала.

Жека внимательно посмотрел мне в лицо, как психиатр на безнадёжного больного.
— Ну да, да! —  язвительно произнёс он, —  Бабка воскресла.  И решила прокатиться  на иномарке. Мы вас обязательно вылечим, больной.  Алкоголики – это наш профиль.

Он заржал, как молодой жеребец,  явно издеваясь.

— Смеёшься,скотина! — с горечью сказал я.  – Ты же недавно чуть в штаны не наделал, герой! А сейчас ржешь! А между прочим – эту кашу ведь ты заварил!  Это из-за тебя мы чуть не погибли! Ладно! Чёрт с тобой!

Только запомни, Жека, рано радуешься! Это ещё не конец приключений.

Я замолчал, и всю дорогу до отеля не разговаривал с ним. Смотрел  на дорогу  и отрешенно насвистывал какой-то весёлый мотив.

Глава 2.
Не доезжая до отеля  с полкилометра,  я  заметил небольшой населенный пункт и кучку старушек, стоящих вдоль обочины и продающих какую-то домашнюю провизию.  Я вышел из машины и подошел к ним.
Бабушки торговали всякой всячиной:  мочёными яблоками, жареными семечками, солёными огурцами,  домашними пирожками  и варёной картошкой, аппетитно посыпанной жареным лучком.

Я прошел вдоль шеренги старушек  в каком-то странном оцепенении, весь погруженный в свои мысли.

Бабки наперебой загалдели, привлекая моё внимание к товару.

—  Яблочки мочёные!  Твёрдые, ароматные, по старинному рецепту!
— А вот картошечка, со сливочным маслицем, горяченькая, рассыпчатая!
— Огурчики солёненькие, хрустящие, с укропчиком, смородиновым листом!  Попробуйте, молодой человек! Недорого!
— А вот пирожки домашние! С картошечкой, яйцом, луком!  А есть …. С КРОВЬЮ!

Я обомлел. Какой знакомый голос!

С трепетом я поднял глаза на произнесшую эту фразу тетку.

Передо мной сидела неопределённого возраста женщина,  лицо  которой было трудно разглядеть из-за низко надвинутого платочка. К тому же голова её была опущена вниз. Она рылась в плетёной  корзине, перекладывая свои пирожки  длинными бледными пальцами. Я стоял перед ней и внимательно разглядывал странную торговку, пытаясь понять, чем она так насторожила меня.

— С кровью,  вы говорите? —  дрожащим голосом произнёс я. —  Это как, – с кровью?!  Что-то я не слышал о таких пирожках!
—  Ты что, милый?  С какой кровью?! – подняла на меня глаза женщина.   —   Я сказала с морковью. С морковью и сахаром,  дорогой  мой.  Послышалось тебе. Послышалось.

Я уныло побрёл назад к машине.  Похоже, у меня и впрямь начались галлюцинации.  Наверное, произошедшие события не прошли бесследно для моей психики.

Открыв дверь шестёрки, я уселся в кресло, и устало закрыл глаза.

—  Ну, что там вкусненького продают? – спросил Жека, прикуривая.
—  Всё что угодно,  дружище! —  ехидно сказал я. —  Отрубленные головы. Фаланги пальцев. Пирожки, начинённые человеческой кровью.
— Что ты городишь?! – с досадой сказал Жека. – Какая муха тебя укусила? Разве можно шутить над такими вещами?!
— Да, черт возьми! Над такими вещами не шутят! Так же, как нельзя мочиться на могилки, и забирать с них букеты! А теперь из-за одного недоделанного балбеса у нашей компании будет испорчен отдых.  А может произойдёт кое-что и похуже!

— Ну, ну! Хватит тебе,  — примирительно произнес Жека. —  Я осознал свою ошибку. Сделал это необдуманно. Но ведь я раскаялся и попросил у покойницы прощения за  свой поступок.
— Я очень хотел бы, чтобы мертвая простила тебя.  Но, почему-то, мне кажется, что —  это только начало.
—  Да ладно! – испуганно сказал он. —  Чего ты каркаешь?! Может ничего и не будет! И вообще, смени пластинку! Лучше поехали дальше.  Девчонки нас, наверное, заждались…

По пути в отель я остановился возле обочины, так как почувствовал, что вырубаюсь. 

— Жека, я посплю десять минут. Иначе попадем в аварию. — сказал я приятелю, зевая.

Жека не стал возражать, только пригрозил, что больше десяти минут он мне спать не даст.

Сон мой был мрачен и страшен.

Мне снилось, что я бреду по какому-то бесконечному тоннелю, и меня ведет за руку женщина в черной одежде. На ее голову было наброшено черное покрывало, типа восточной паранджи, поэтому лица ее я не видел, хотя очень хотел узнать, кто она и зачем куда-то меня тащит.

Загадочная незнакомка тоже не спешила афишировать свои намерения. И, поэтому,  я чувствовал себя жертвенным баранчиком, которого тащат на кухню.
По пути нашего молчаливого шествия происходили странные вещи. Я видел влюбленную пару, стоящую возле стены. Он страстно целовал красотку и трогал ее грудь. Девушка тоже обнимала его плечи. У ног влюблённых валялся брошенный букет красных гвоздик. Все было красиво, и не предвещало неожиданного конца.

Внезапно страстный любовник что-то хрипло замычал, закрутил-замотал головой, и выхватил нож из-за голенища высоких сапог. Девушка почувствовала неладное, и слабо оттолкнула «мачо». При виде ножа, страшно закричала и пыталась вырваться из объятий безумца. Но было поздно. Маньяк всадил нож в ее горло, и с садистским наслаждением провернул его. На него выплеснулся целый фонтан крови.

Лицо безумца было окровавлено, но казалось, это его не смущает, а наоборот, радует. Он жадно облизнул губы и повалил девушку на землю. Затем прильнул губами к ее горлу и начал пить кровь, бьющую из артерии.
Я заорал и стал вырваться из цепких объятий незнакомки. Но она была сильней меня, и не выпускала моей руки… И тут я очнулся.

 

Продолжение следует. Подписывайтесь на обновления сайта.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong> <img src="" alt="" class="" width="" height="">

WP-SpamFree by Pole Position Marketing

//humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif  //humory.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif